Алекс (raigap) wrote,
Алекс
raigap

Category:

Опытные ракетные танки "Объект 287" и "Объект 288" (СССР. 1962-1964 / 1963-1965 год).

В начале шестидесятых годов советские вооруженные силы начали эксплуатацию первых отечественных противотанковых управляемых ракет. Вскоре появилась идея установки подобного вооружения на самоходные платформы. Развитие такого предложения привело к формированию концепции ракетного танка –бронемашины с мощным бронированием и ракетным либо ракетно-артиллерийским вооружением. Позже промышленность разработала несколько новых бронемашин. Одна из них создавалась под рабочим обозначением «Объект 287». В феврале 1961 года Совет министров СССР распорядился начать разработку нового проекта перспективного ракетного танка. Общая координация работ и проектирование части важных элементов этой машины поручалась конструкторскому бюро Ленинградского Кировского завода под руководством Ж.Я. Котина. Управляемую ракету для танка должно было создать ОКБ-16 А.Э. Нудельмана. Разработку системы стабилизации вооружения поручили ЦНИИ-173, а ЦКИБ и ГСКБ-47 отвечали за создание артиллерийского вооружения и боеприпасов к нему ...

1



Проект нового ракетного танка получил заводское обозначение «Объект 287». Часть проектных работ удалось завершить до конца 1961 года, и в начале следующего 1962-го эскизный проект представили заказчику. Следующие месяцы ушли на подготовку требуемой технической документации. В том же 1962 году авторы проекта получили разрешение на строительство и испытания опытных машин нового типа.

Изучив требования заказчика и имеющиеся возможности, авторы проекта предложили оригинальный облик боевой машины на танковом шасси. Путем некоторых переработок одного из существующих средних танков предлагалось строить боевую машину с мощным противоснарядным бронированием и комбинированным вооружением. Для борьбы с бронетехникой противника перспективный «Объект 287» должен был использовать как управляемые ракеты, так и малокалиберные пушки. Специфический комплекс вооружения оказал заметное влияние на облик боевого отделения.

Изначально проект предусматривал использование противотанкового комплекса с ракетой 301-П. Это изделие калибром 140 мм разгонялось до 250 м/с и несло кумулятивную боевую часть. Использовалась радиокомандная система управления. Пусковая установка ракеты на время стрельбы должна была выдвигаться за пределы башни. Ракетный комплекс предложили дополнить парой 23-мм автоматических пушек в собственных куполах по бокам башни.

Строительство двух опытных образцов с таким составом вооружения началось в 1962 году и продолжалось до весны 1964-го. Далее два прототипа вышли на заводские испытания и показали свой потенциал. Оказалось, что ракетное и ствольное вооружение перспективного танка не в полной мере отвечает требованиям. Ракета показывала недостаточные характеристики, а пушки не позволяли усилить ее в контексте борьбы с бронетехникой.

2

По результатам заводских испытаний, «Объект 287» был заметным образом переработан. Вместо ракеты 301-П предложили использовать более совершенный боеприпас комплекса «Тайфун». Автоматические пушки следовало заменить более мощным оружием увеличенного калибра. Вскоре сотрудники ЛКЗ и совместных предприятий сформировали новый облик ракетного танка. Именно в таком виде «Объект 287» остался в истории.

В обеих версиях проекта в качестве основы для нового ракетного танка предлагалось гусеничное шасси среднего танка «Объект 432» (Т-64) недавно разработанного харьковскими специалистами. Разработчики проекта «Объект 287» использовали максимально возможное число готовых компонентов и фактически перестроили только боевое отделение существующей бронемашины. Корпус с защитой, силовая установка и т.д. оставались прежними. Компоновка внутренних объемов так же не претерпевала серьезных изменений: в передней части корпуса помещалось отделение управления с местами механика-водителя и командира, в центре – боевое отделение, в корме – силовая установка.

В проекте «Объект 287» использовался готовый броневой корпус, отличавшийся высокими показателями защиты. Так, лобовая деталь корпуса представляла собой комбинированную преграду в виде 90-мм стального листа, пары стеклопластиковых блоков толщиной по 130 мм, а также броневых деталей толщиной 15 и 30 мм. При установке под углом 70° к вертикали такое бронирование защищало машину от всех существующих бронебойных снарядов и кумулятивных боеприпасов зарубежного производства.

Борта корпуса имели гомогенное бронирование толщиной 20-56 мм; их листы устанавливались с небольшим наклоном. Похожую защиту имела корма. Крыша корпуса выполнялась из 20-мм листа. Собственное бронирование корпуса дополнялось навесными бортовыми экранами, повышавшими стойкость танка к кумулятивным боеприпасам.

В новом проекте предлагалось отказаться от штатной танковой башни в пользу нового устройства. Проем крыши прикрывался невысоким выгнутым наружу куполом небольшой высоты. Вдоль его продольной оси проходил длинный люк для вывода ракеты наружу. По бокам от этого люка располагалась пара небольших башенок с артиллерийским вооружением. Башенки-колпаки жестко устанавливались на куполе и могли перемещаться только вместе с ним.

3

В кормовой части корпуса следовало устанавливать двухтактный дизельный двигатель 5ТДФ мощностью 700 л.с. Мотор соединялся с парой семиступенчатых бортовых коробок передач. Крутящий момент выводился на задние ведущие колеса с цевочным зацеплением. Как и в случае с базовым танком «Объект 432» / Т-34, моторно-трансмиссионное отделение ракетной бронемашины отличалось минимально возможными размерами. Внутри корпуса и за его пределами имелось нескольких топливных баков. Под защитой брони находились 700 л топлива, снаружи корпуса – 350 л. Двигатель сопрягался со стартером-генератором СГ-10 мощностью до 10 кВт.

Ходовая часть ракетного танка имела в своем составе по шесть опорных катков малого диаметра на каждом борту. Катки устанавливались на индивидуальной торсионной подвеске. Первый, второй и шестой каток каждого борта также имел амортизатор. В передней части корпуса помещались направляющие колеса, в корме – ведущие. Вместе с готовой ходовой частью заимствовались четыре пары поддерживающих роликов. Использовалась гусеница с резинометаллическим шарниром параллельного типа.

Под нижней лобовой деталью корпуса подвешивался отвал оборудования для самоокапывания. На случай пересечения водных преград по дну ракетный танк оснащался оборудованием для подводного вождения. Его трубы в походном положении закреплялись на корме корпуса.

В передней части корпуса помещались рабочие места двух членов экипажа. Слева находился механик-водитель, справа – командир. Оба места оснащались собственными люками в крыше и смотровыми приборами. Обитаемый отсек комплектовался коллективной системой защиты от оружия массового поражения. В ее составе присутствовали прибор радиационной и химической разведки, а также фильтровентиляционная установка.

Позади люков экипажа, на продольной оси корпуса, помещался панорамный прицел, необходимый для использования всего имеющегося вооружения. Внутри поворотного броневого корпуса с передними шторками помещалась оптическая аппаратура. Комбинированный прицел 9Ш19 «Сапфир» позволял вести наблюдение в любое время суток и не требовал инфракрасной подсветки. Поле зрения прицела было стабилизировано в двух плоскостях. Линию прицеливания выполнили независимой. Дальность наблюдения в светлое время суток фактически была неограниченной. Ночью прибор 9Ш19 позволял следить за обстановкой на дальностях не более 900-1200 м.

На рабочем месте водителя устанавливался прибор ночного видения «Клин» разработки Загорского оптико-механического завода. Любопытно, что этот прибор создавался специально для перспективного ракетного танка.

«Объект 287» получил необитаемое боевое отделение с системами дистанционного управления. Все вооружение помещалось под плоским куполом башни и контролировалось с рабочего места командира-оператора. В зависимости от типа цели, командир мог вести огонь с использованием управляемых ракет, двух пушек или пары пулеметов. Наведение всего башенного вооружения осуществлялось при помощи нескольких механических приводов. Горизонтальная наводка ствольного и ракетного вооружения выполнялась синхронно, в пределах сектора шириной 200°. Вертикальная – раздельно для пусковой установки и ствольных систем.

4

В центре боевого отделения помещалась аппаратура противотанкового ракетного комплекса 9К11 «Тайфун» с ракетами 9М11. Непосредственно под куполом башни, под открывающимся люком, находилась подвижная пусковая установка. Перед выстрелом она должна была поднимать ракету и выводить ее за пределы корпуса. После выстрела направляющая возвращалась внутрь танка для перезарядки. Большая часть боевого отделения была отдана под механизированную укладку ракет. В ней удалось уместить 15 изделий 9М11, а также средства их подачи к пусковой установке во время перезарядки. В укладке ракеты располагались хвостом вперед по ходу движения танка. При подъеме пусковая установка поворачивалась вокруг горизонтальной оси.

Ракета комплекса «Тайфун» представляла собой реактивный снаряд с радиокомандным наведением. Ракета получила цилиндрический корпус диаметром 140 мм, а также набор складных крыльев и рулей Х-образной конструкции. Головная часть ракеты отдавалась под кумулятивно-осколочную боевую часть. Она пробивала до 500 мм гомогенной брони и образовывала поле осколков, эквивалентное 100-мм фугасному снаряду. Твердотопливный двигатель разгонял ракету до скоростей порядка 250 м/с и позволял атаковать цели на дальностях от 500 м до 4 км.

При использовании системы «Тайфун» командир-оператор при помощи имеющегося панорамного прицела должен был следить за целью и ракетой. Наведение ракеты осуществлялось вручную с передачей команд по радиоканалу. Какие-либо средства автоматизации не использовались.

Для атаки бронетехники противника «Объект 287» также мог использовать две полуавтоматические пушки. В башенках на куполе боевого отделения помещались два гладкоствольных орудия 2А25 «Молния» калибром 73 мм. Пушки комплектовались автоматами заряжания с укладками барабанного типа. Боекомплект одного орудия состоял из 16 активно-реактивных выстрелов ПГ-15В. Аналогичные боеприпасы использовались орудием 2А28 «Гром» и станковым гранатометом СПГ-9 «Копье». Кумулятивный снаряд ПГ-15В отправлялся на дальность не более 700-1000 м и пробивал до 300 мм гомогенной брони.

С двумя полуавтоматическими пушками были спарены два пулемета винтовочных калибров. По имеющимся данным, изначально «Объект 287» планировали оснастить пулеметами ТКБ-015 конструктора Г.И. Никитина, но позже их заменили серийными ПКТ. Впрочем, такая доработка комплекса вооружений не оказала значительного влияния на боевые качества техники. Боекомплект двух пулеметов состоял из 2 тыс. патронов.

Ствольное оружие, как и ракетный комплекс, должно было управляться дистанционно, с рабочего места командира. Поиск целей и наведение оружия производилось при помощи комбинированного прицела 9Ш19. По команде с пульта оружие открывало огонь. Подобно системе 9К11 «Тайфун», пушки 2А25 и пулеметы ПКТ работали самостоятельно, без вмешательства человека.

6
Ракета 9М11 комплекса "Тайфун". Вверху (А) - ракета в транспортном положении, внизу (Б) - разрезной макет ракеты в полетной конфигурации

Основываясь на агрегатах существующего танка, ракетная бронемашина «Объект 287» отличалась меньшими размерами и незначительно сокращенной массой. Длина ракетного танка составляла 6,12 м, ширина – 3,42 м. Отказ от традиционной башни в пользу новой низкопрофильной конструкции с двумя небольшими башенками сократил высоту танка до 1,75 м при клиренсе 450 мм. Боевая масса составляла 36,5 т.

Высокая удельная мощность позволяла сохранить ходовые характеристики на уровне базового среднего танка. Ракетный «Объект 287» мог развивать скорость до 66 км/ч и проходить на одной заправке топливом до 500 км. Обеспечивалось преодоление различных препятствий. Водные преграды пересекались по дну, при помощи ОПВТ.

В 1962-64 годах Ленинградский Кировский завод построил пару опытных танков «Объект 287» первой конфигурации, использовавших ракеты 301-П и малокалиберные пушки. В мае 1965 года началась сборка двух других машин обновленного вида, комплектовавшихся ракетным комплексом «Тайфун» и пушками «Молния». Есть основания полагать, что эти прототипы были перестроены из имеющихся опытных образцов. В соответствии с новыми решениями, следовало представить на испытания два опытных образца и один корпус с башней для проверок обстрелом.

С 1965 по 1968 годы два опытных ракетных танка «Объект 287» находились на испытаниях и демонстрировали свои возможности. Было установлено, что машины в имеющейся конфигурации имеют как сильные, так и слабые стороны. Несомненным плюсом было наличие нескольких систем вооружения разного рода, позволявших атаковать разные цели с применением наиболее эффективного оружия. Эффективный панорамный прицел давал определенные преимущества.

В системе управления комплексом 9К11 «Тайфун» отсутствовали какие-либо средства автоматизации, что серьезно затрудняло работу командира и снижало эффективность стрельбы. Испытания показали, что проблемы с ручным наведением не позволяют получить решающее преимущество перед танками вероятного противника на дальностях до 2 км. На больших дистанциях преимущество обеспечивалось только дальностью полета ракеты.

Полуавтоматические орудия 2А25 «Молния» не показывали желаемые характеристики дальности и точности огня. Снаряды с аэродинамической стабилизации могли пробивать заявленные 300 мм брони, но вероятность попадания в типовую цель была недостаточной. Пулеметы, в свою очередь, показывали требуемые результаты, но живая сила противника не была приоритетной целью ракетного танка.

Имели место проблемы с новым оптическим оборудованием. Так, прицел «Сапфир» требовал доводки и оказывался достаточно сложным в эксплуатации. Прибор ночного видения водителя тоже не отличался совершенством. Оказалось, что он имеет большую инерционность изображения. Это фактически исключало возможность вождения машины ночью с высокими скоростями.

По совокупности технических и боевых характеристик новый ракетный танк «Объект 287» не представлял интереса для вооруженных сил. Для ликвидации выявленных недостатков требовалась переработка массы узлов и агрегатов, причем в некоторых случаях могла понадобиться замена некоторой аппаратуры новыми образцами. Подобную доработку существующей бронемашины посчитали нецелесообразной.

5

3 сентября 1968 года Совет министров постановил прекратить все работы по новому ракетному танку ввиду наличия более удачных альтернатив. Вместо него на вооружение приняли более удачный «Объект 150» или ИТ-1 «Дракон». При этом руководство определило дальнейшие пути развития военной техники. Тематику управляемого ракетного вооружения для танков теперь предлагалось развивать в рамках проекта «Объект 434». Будущий средний / основной танк Т-64А должен был получить комплекс управляемого вооружения 9К112 «Кобра». Через несколько лет этот проект был успешно реализован, и ракету нового типа довели до эксплуатации в войсках.

Для проведения испытаний в рамках проекта «Объект 287» были построены два опытных ракетных танка и один корпус. Из имеющихся сведений следует, что последний был разрушен во время испытаний обстрелом. После завершения испытаний и закрытия проекта один из опытных танков в полной комплектации был списан и утилизирован. Второй «Объект 287» избежал этой участи. Сейчас он входит в экспозицию музея бронетанковой техники в Кубинке.

В течение шестидесятых годов советская оборонная промышленность разработала несколько вариантов бронемашины с управляемым ракетным противотанковым вооружением. Несколько подобных проектов завершились строительством опытных образцов, а одному даже удалось попасть на вооружение. «Объект 287» дошел до испытаний, но не смог показать себя лучшим образом, и потому не пошел в серию. Кроме того, к этому времени появилась новая идея создания «универсального» танкового орудия-пусковой установки. В связи с появлением такого оружия необходимость в создании специализированных ракетных танков пропала.


В шестидесятых годах прошлого века в танкостроении были предложены и внедрены несколько важнейших идей, затрагивавших все основные моменты конструкции боевых машин. Создавались новые средства защиты, перспективное вооружение и необычные для того времени силовые установки. Перед запуском в серию новые идеи проверялись на специальных опытных машинах. К примеру, оригинальная силовая установка на основе двух газотурбинных двигателей испытывалась в составе оборудования опытной бронемашины «Объект 288». Еще в конце пятидесятых годов советские танкостроители начали изучать тематику газотурбинных двигателей. Подобные силовые установки – при всей своей сложности – позволяли получить ощутимый прирост подвижности, а также имели некоторые другие преимущества перед «традиционными» дизелями. За несколько лет был создан ряд проектов, в рамках которых прорабатывалась возможность использования такой силовой установки на боевых машинах разных классов, в том числе на танках. В начале шестидесятых промышленность получила новые указания по созданию опытного танка с газотурбинной силовой установкой, включающей сразу два сравнительно маломощных двигателя. В соответствии с постановлением Совета министров СССР, Ленинградский Кировский завод и завод им. В.Я. Климова должны были создать экспериментальный танк и силовое отделение для него. В первом квартале 1965 года главный разработчик в лице ЛКЗ должен был представить на испытания опытную машину. Проект получил рабочее обозначение «Объект 288». Ведущим инженером опытного танка от Кировского завода был назначен Н.Ф. Шашмурин. Созданием газотурбинных двигателей и сопутствующего оборудования занималась группа конструкторов во главе с С.П. Изотовым.

7
Макет "Объекта 288" с башней и вооружением. Фото Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. "Отечественные бронированные машины. XX век."

Предварительный вариант проекта «Объект 288» был подготовлен за несколько месяцев и утвержден до конца 1963 года. Параллельно с газотурбинным танком Ленинградский Кировский завод проектировал бронемашину «Объект 287» с управляемым ракетным вооружением, пушками и пулеметами. С целью упрощения и ускорения процесса конструирования было предложено использовать в экспериментальном проекте значительное количество готовых узлов и агрегатов. Таким образом, с точки зрения конструкции новый «Объект 288» вполне мог считаться модификацией «Объекта 287».

Любопытно, что строительство опытных машин двух типов было запущено одним и тем же приказом руководства оборонной промышленности. В соответствии с документом, вышедшим в последних месяцах 1964 года, ЛКЗ должен был построить два опытных ракетных танка, один корпус такой машины, предназначенный для испытаний обстрелом, а также экспериментальный прототип «Объект 288». По некоторым данным, последний следовало построить вместо третьего «Объекта 287» из тех же комплектующих. Все требуемые образцы были достроены и переданы на испытания примерно в одно и то же время.

Экспериментальная бронемашина «Объект 288» в определенной мере основывалась на конструкции ракетного танка «Объект 287», который, в свою очередь, представлял собой вариант глубокой модернизации среднего танка «Объект 432» (будущий Т-64). Как следствие, три машины должны были иметь схожие корпуса и ходовые части. Отличия новой опытной машины заключались в кардинальном обновлении силового отделения, а также в отсутствии боевого отделения с каким-либо вооружением. По очевидным причинам, экспериментальный образец должен был нести не оружие, а контрольную аппаратуру.

В проекте с номером «288» использовался незначительно доработанный бронекорпус ракетного танка «Объект 287». Это изделие собиралось из броневых листов и неметаллических материалов и имело противоснарядную защиту лобовой проекции. Компоновка оставалась классической, хотя и с поправкой на специфическую роль машины. В передней части корпуса помещалось двухместное отделение управления. На месте боевого, в центре, поместили т.н. лабораторное отделение. Корма отдавалась под двигатели и трансмиссию. Для получения требуемых объемов под силовую установку корму корпуса пришлось удлинить на 260 мм.

8
Схема опытной машины. Рисунок Солянкин А. Г., Павлов М. В., Павлов И. В., Желтов И. Г. "Отечественные бронированные машины. XX век."

Лоб корпуса сохранил комбинированную защиту, выдерживавшую удар любых бронебойных и кумулятивных снарядов того времени. Такая преграда состояла из 90-мм стального листа, двух стеклопластиковых плит толщиной 130 мм, а также пары стальных деталей толщиной 15 и 30 мм. Изнутри броня дополнялась специальным подбоем. Борта и корма имели толщину не более 50-56 мм. Сверху корпус прикрывался 20-мм броней. Для усиления защиты лобовая деталь располагалась под большим углом к вертикали.

На крыше корпуса, поверх штатного погона башни, предложили поместить специальную рубку для наблюдения за местностью и естественного освещения лабораторного отделения. Рубку выполнили в виде конического купола с выгнутой крышей. По периметру конического борта располагалось большое число стекол. Слева на рубке располагался люк для доступа внутрь. Как можно судить, купол лабораторного отделения выполнял функции балласта, но мог изготавливаться не из броневой стали.

В моторно-трансмиссионном отделении поместили силовую установку нового типа. В соответствии с техническим заданием, «Объект 288» должен был оснащаться сразу двумя газотурбинными двигателями, работающими на общую трансмиссию. В корме, поперек корпуса, установили пару двигателей ГТД-350Т. Два таких изделия, созданных на базе авиационных моторов ГТД-350, развивали мощность по 400 л.с. В связи с установкой теплообменника мощность каждого двигателя сократилась до 390 л.с. Суммарная мощность силовой установки составляла 750 л.с., из-за чего она фактически являлась эквивалентом одного двигателя ГТД-700.

Один из двигателей оснащался электрическим стартером, который можно было использовать для запуска всей силовой установки. Оба мотора комплектовались теплообменниками, при помощи которых планировалось повысить экономичность. При помощи муфты конического редуктора, оснащенной электроприводом, двигатели могли соединяться с трансмиссией или отключаться от нее. Таким образом, одновременно танк мог использовать один или два двигателя – в зависимости от текущей ситуации. Внутри корпуса разместили топливные баки на 900 л горючего, за его пределами – две емкости по 180 л.

Танк получил механическую планетарную трансмиссию с металлокерамическими дисками трения, работающими в масле, и фрикционным включением передач. На каждом борту имелись коробка передач и редуктор. Как коробки, так и редукторы имели планетарную архитектуру. Управление работой трансмиссии осуществлялось при помощи гидравлических сервоприводов. Также в систему управления силовой установкой ввели пару рычагов, отвечавших за подачу топлива к каждому из двигателей. Таким образом, при повороте можно было не только затормаживать гусеницу, но и снижать обороты соответствующего двигателя.

Электрическая система «Объекта 288» строилась на основе генератора СГ-12Т, который также выполнял функции стартера для запуска двигателей. Кроме того, танк получил четыре аккумуляторные батареи типа 12СТ-70.

9

Ходовая часть, в целом, основывалась на агрегатах среднего танка «Объект 432». Внутри корпуса на днище закреплялись торсионы независимой подвески шести пар опорных катков. В передней части корпуса находились направляющие колеса, в корме – ведущие. Последние были разработаны заново, с учетом обводов корпусов бортовых редукторов. Ходовая часть сохранила по четыре поддерживающих ролика на каждом борту и небольшие бортовые экраны, прикрывавшие верхнюю ветвь гусеницы. Сама гусеница, как и на предыдущих танках, имела резинометаллический шарнир параллельного типа.

Экспериментальный танк «Объект 288» не имел никакого вооружения. На месте боевого отделения базовых машин поместили лабораторный отсек. В нем имелась контрольная и записывающая аппаратура, необходимая для отслеживания работы новой силовой установки. Следить за показаниями должны были трое инженеров, каждый из которых располагал собственным посадочным местом.

Для упрощения сборки опытный танк нового типа сохранил отделение управление ракетной машины «Объект 287». В передней части корпуса, перед лабораторным отделением, имелся двухместный отсек управления с парой люков в крыше. По понятным причинам, из двух мест использовалось только одно, предназначавшееся для механика-водителя. Он мог следить за дорогой через открытый люк или при помощи нескольких смотровых приборов.

Использование существующего корпуса, претерпевшего минимальные доработки, позволило сохранить габариты и массу на уровне предыдущих образцов. Опытный танк «Объект 288» имел общую длину около 6,4 м при ширине 3,4 м и высоте не более 1,7 м. Снаряженная масса – 36,5 т. На шоссе машина могла развивать скорость до 66 км/ч. При работе одного двигателя запас хода, обеспечиваемый баками общей емкостью 1260 л, составлял 450 км. Два двигателя позволяли пройти только 340 км.

Следует отметить, что проект «Объект 288» рассматривался в качестве основы для перспективного ракетного танка. В таком случае вместо лабораторного отсека следовало использовать боевое отделение с поворотной башней. Купол последней должен был иметь небольшую высоту и оснащаться развитыми бортовыми агрегатами. В центре башни предлагалось поместить две выдвижные пусковые установки для ракет, по бортам – пару полуавтоматических орудий. В качестве основного вооружения такого танка рассматривались ракетные комплексы «Лотос», «Рубин» и «Астра». С помощью такого оружия, способного делать 1-2 выстрела в минуту, можно было бы поражать цели на дистанциях до 4 км. Боекомплект, в зависимости от типа комплекса, мог состоять из 30-35 управляемых ракет.

10

Проект ракетного танка на базе экспериментального «Объекта 288» прорабатывался, но не получил развития. Был изготовлен масштабный макет такой боевой машины, но дальше проект не продвинулся. Отказ от такого проекта был связан с отсутствием серьезных успехов у базового «Объекта 288», а также с изменением взглядов военных на ракетное вооружение бронетехники.

В соответствии с установленным графиком работ, Ленинградский Кировский завод в начале1965 года представил на испытания экспериментальный танк с газотурбинной силовой установкой. Эта машина была построена почти одновременно с двумя прототипами «Объекта 287». Готовый образец был отправлен на полигон для проверки в реальных условиях. Испытания танка проводились на разных полигонах с разными условиями и продолжались до осени 1967 года. За это время был собран большой объем информации о работе новой силовой установки на разных трассах и в отличающихся условиях.

В ходе испытаний «Объекта 288» была в очередной раз подтверждена принципиальная возможность оснащения танка газотурбинным двигателем. Одним из главных плюсов такой системы являлась экономия места: два газотурбинных двигателя занимали лишь 1,68 куб.м – заметно меньше, чем дизель схожей мощности. Одновременно с этим отсутствовали реальные компоновочные преимущества перед единым газотурбинным двигателем заданной мощности. С учетом определенных проблем, обусловленных достаточной сложностью силовой установки и трансмиссии, «Объект 288» показывал хорошие результаты с точки зрения подвижности на всех ландшафтах и, как минимум, не уступал другой технике.

Одновременно с этим имелись серьезные проблемы. Так, ресурс двигателя ГТД-350Т не превышал 200 часов, что мешало нормальной эксплуатации танка. Силовое отделение в целом, отличаясь достаточной сложностью, было склонно к поломкам и не обеспечивало желаемой простоты обслуживания. Наконец, было установлено, что силовая установка на основе пары двигателей не имеет никаких реальных преимуществ перед одним мотором сопоставимой мощности. Так, при использовании одного двигателя типа ГТД-700 «Объект 288» мог иметь те же технические характеристики при определенном упрощении эксплуатации.

11
Двигатель ГТД-350

Опытный танк «Объект 288» прошел испытания и показал все свои возможности, позволив определить реальные перспективы оригинальной идеи о применении спаренной установки двигателей. Она имела определенные недостатки, а кроме того, не показывала явных преимуществ перед другими вариантами силовых отделений. Проект решил свою задачу и более не представлял интереса. В 1967-68 годах все работы по нему были прекращены. По результатам испытаний проект был закрыт. Среди прочего, были остановлены работы по созданию нового боевого отделения с ракетным и пушечным вооружением. Ракетно-пушечный вариант «Объекта 288» так и остался в виде макета и набора технической документации. Более не нужный экспериментальный газотурбинный танк отправился на хранение. Позже он попал в музей бронетанковой техники в г. Кубинка. Там уникальная машина остается по сей день. Любопытно, что опытный «Объект 288» с характерной рубкой лабораторного отделения стоит в выставочном павильоне рядом с прототипом «Объекта 287», на основе которого был создан.

Для проработки различных вопросов, связанных с оснащением бронетехники газотурбинными силовыми установками, требовались разнообразные экспериментальные машины. Одно из предложений в этой сфере было реализовано и изучено на практике при помощи опытного танка «Объект 288». Эта машина показала свои характеристики и возможности, а также наглядно продемонстрировала имеющийся потенциал. Основные идеи этого проекта себя не оправдали, и потому экспериментальный танк остался единственным в своем роде. Новые проекты боевых машин с газотурбинными двигателями основывались на иных решениях.

Источники : https://topwar.ru/ , http://dogswar.ru/ , http://btvt.info/
Tags: СССР, опытный, противотанковая, ракета, танк, управляемая
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 2 comments